Светлый путь
  • Рус Тат
  • Забытая мелодия коклюшек

    «Нас окружают предметы, в которых нет души, очень много пластика. Но это временно. Когда-то людям надоест, они вернутся к рукоделию. У изделий, выполненных своими руками, есть душа», – уверена Людмила Строкина из села Новотроицкое. По профессии она бухгалтер. Хорошо шьет, вяжет, плетет макраме. Любимое увлечение – кружевоплетение на коклюшках.

    У каждой коклюшки свой звук

    – Десять лет назад, на перврой Спасской ярмарке в Елабуге встретили женщину из Елецка, она плела скатерти, воротники деревянными палочками. Мы с мамой удивились, стали расспрашивать. Нам пояснили, что это коклюшки, в голове осталось. Но не знала, где можно этому обучиться, – рассказывает Людмила Строкина о своем знакомстве с этим необычным и редко встречающимся видом рукоделия.
    Прошло два года. Людмила повела детей-двойняшек Ульяну и Захара в ДК «Бумажник», чтобы записать их на кружок бальных танцев. Проходя по коридору, в открытую дверь заметила женщину с коклюшками. Этот шанс она упустить не могла. С того дня Валентина Борисовна Носкова стала ее наставницей. 
    – Рукоделие – для души, я без этого уже жить не могу, – признается Людмила. – Коклюшки пока перевешивают все остальные мои увлечения. Макраме, шитье – я все в них знаю. А здесь мне хочется учиться, интересно узнавать что-то новое. Когда я начала заниматься у Валентины Борисовны, ко мне мама приехала из Мамадыша, в течение года вместе со мной ходила на кружок, чтобы научиться. Основные элементы она выучила. Но года занятий мало. Я учусь восемь лет, и до сих пор всего еще не знаю. Ко мне часто обращаются с просьбой провести мастер-класс, но невозможно за пару часов научиться плетению на коклюшках.
    Кружевоплетение занимает много времени. Если изделие большое, может уйти и год. По словам мастерицы, в России пока покупателей мало, зато наших кружевниц хорошо знают в Китае, с удовольствием покупают их изящные работы, особым спросом пользуются воротники. Самая объемное изделие Людмилы – жилет. А вот самое любимое назвать не смогла – все дороги. Ведь даже в небольшую салфетку или воротничок она вкладывает не только время и силы, но и частичку души.
    Жители села Новотроицкое, узнав о том, что Людмила умеет плести ажурные кружева, стали просить, чтобы она организовала для них кружок. 
    – Сначала желающих было много. Решили встречаться в доме культуры, нам выделили комнату. Принесла из дома необходимое оборудование: стойки, барабаны, коклюшки.Выбрали дни, когда будем заниматься. Пришла, просидела целый час. Никто не пришел. Это был сентябрь, у всех нашлись какие-то дела: кто картошку копал, кому-то внуков привели, – рассказывает Людмила. – Только одна женщина стала ходить, но через два месяца перестала – ухудшилось зрение. А я ведь уже настроилась, оборудование принесла. Решили попробовать со школьниками. Сейчас ходят три девочки, одна из них моя дочь. Вот с ними и занимаюсь. Занятия идут по полтора часа. Родителей детей я прошу, чтобы они коклюшки и нити сами покупали.
    К коклюшкам у Людмилы особое отношение, заказывают их в Вологде. Те, что продаются в магазинах, не подходят.
    – Коклюшка должна быть тяжелой, оттягивать нить. А в магазинах легкие, они летают, запутываются. Материал, из которого делают коклюшки, разный – бук, ясень, береза, яблоня. Когда нас много, перестук коклюшек звучит как мелодия. У каждой свой звук. Я использую березовые коклюшки. Мне больше нравятся фруктовые и ореховые. Орех он тяжелый: нитки отвешиваются, порядок при плетении не нарушается. Не надо самой контролировать, нитки путаться не будут, – поясняет она.
    Знакомая Людмилы живет в деревне Московской области. Как-то она прислала фотографию своей находки, которую обнаружила, когда разбирали старый дом. «Это же коклюшки», – обрадовалась Людмила. Потемневшие от времени, но вполне пригодные для работы. Сейчас эти старинные коклюшки находятся у Людмилы, их переслали по почте. По ее словам, для плетения нужно 18 коклюшек, то есть 9 пар, но вот для мерного кружева уже нужно 22-23 пары.
    Перебор точеных деревянных палочек действительно звучит как умиротворяющая музыка. Мастерица быстро перебирает коклюшки, едва успеваешь следить за руками.
    – Это сколок – графический рисунок, по которому мы плетем, – поясняет Людмила. – Его делают специально обученные люди. Недавно была в городе Советск Кировской области. Там есть техникум, где изучают кружевоплетение. Я познакомилась там с женщиной, которая сама рисует сколки. Понравилось, сейчас буду у нее покупать. Художник, который готовит сколок, свое видение прописывает, пишет примечание. 
    Есть ходовая нить, это как в ткачестве. Перебираешь все пары коклюшек, перебрал, иголочку поставил. Перед началом вывешиваешь долевые нити, потом ходовая. У меня вологодское кружевоплетение. Много видов плетения есть: кукарское, елецкое, михайловское, балахнинское. Если у человека руки заточены к рукоделию, то ему все поддается без проблем. Ведь смысл один и тот же – нитки, крючки, иголки, спицы, – улыбается она.

    «Мне хочется все попробовать»

    Любовь к рукоделию ей привила мама – Ирина Александровна Донина. А c мужем Александром они знакомы со школьной скамьи – одноклассники. Он во всем ее поддерживает. «Вот эти стойки муж сделал, – с гордостью показывает Людмила. – С моим увлечением смирился, до женитьбы еще знал, что я люблю рукоделие». Вязание крючком, спицами Людмила изучила еще в детстве. Кружевоплетение крючком, ирландское игольное кружевоплетение, фриформ, вязание тунисским крючком – эти и другие виды рукоделия освоила самостоятельно. Интернет предоставляет возможность обмениваться информацией, можно найти схемы, видеоуроки, но свою страничку в соцсетях Людмила не ведет.
    – Мне жалко на это время. Вот я сижу с вами, разговариваю, а сама думаю о том, что сегодня козочка должна окотиться, мыслями я там, – признается она. – У меня хозяйство большое – козы, перепелки, куры и гуси, овцы, кролики. Я ведь родилась и выросла в Челнах, переехали в село недавно. Стали жить своим домом, завели хозяйство.
    Я стала просить мужа: «А давай заведем одну козу. А давай еще одну». Так и пошло. У нас сарай 9 на 18. Козы не пуховые, молочная порода. Сыры варю из козьего молока. В основном я делаю такие сыры, которые надо месяц-два держать, покупать специальные ферменты. Но могу поделиться рецептом простого в приготовлении адыгейского сыра.

    Огород есть 15 соток. Сейчас все семена гибридные, а я коллекционирую семена, которые появились 30-40 лет назад. А то ведь бывает так, что купишь на рынке семена, а урожай совсем не тот. Как-то с одной бабушкой познакомилась, увидела у нее помидоры крупные, похожи на сорт Бычье сердце, но круглые. Бабушка дала мне помидорину, я сделала семена, сажаю сама, маме, свекрови дала. Семена огурцов нашла в Мамадыше, семена свеклы, моркови тоже сами делаем. 
    Возникает вопрос: как же Людмила все успевает? 
    – А я не успеваю, – смеется она. – А знаете, сколько я еще всего хочу? Мыловарение хочу освоить, корзинки научиться плести. Может кто-то в районе плетет корзины? Я бы поехала, поучилась. Мне уже говорят: ты остановись на чем-нибудь. Но мне же хочется все попробовать. Дочке покупаю кофточку. Уже в магазине я начинаю придумывать: сюда аппликацию, сюда вышивку. Прихожу домой с новой вещью и сразу сажусь. Я не могу видеть одежду без ничего, это кажется издевательством. А семья еще и хочет кушать. Мама по профессии повар, она меня приучила, что дома всегда первое, второе, выпечка, десерт. И я так же приучила свою семью. Сейчас уже никак не отучить. Меня городские друзья не понимают: «Люда, мы тебя не узнаем. Как тебе хочется всем этим заниматься?» Я отвечаю: «У меня все прекрасно, все нравится». Здесь душа отдыхает. Мы жили в квартире. Полшестого мусоровоз приезжает, у машин сигнализации срабатывают, постоянный шум. А здесь утром благодать: козы мекают, петухи кукарекают. Продукты все свои. Детей я спокойно отпускаю на улицу гулять: рядом лес, речка. Это же радость, счастье.

    / Фото предоставлено Людмилой Строкиной.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: