Светлый путь
  • Рус Тат
  • Чернобыль тянется к нам через годы

    26 апреля - скорбная годовщины страшной аварии на Чернобыльской АЭС. Надо вспомнить тех, кто сгорел в том аду, кто мучительно умирал потом. Встретиться с теми, кто жив и вспомнить, как это было.

    Накануне этой даты мы, члены клуба ветеранов, организовали встречу с одним из участников ликвидации последствий аварии атомной станции - Фаритом Биковым. Его военная специальность - химик-разведчик, младший лейтенант. Родился он 8 июня 1949 года в деревне Октябрь-Буляк Азнакаевского района. Отец - Ханиф Шаймухаметович, фронтовой разведчик, воевал на Воронежском фронте. Летом 42-ого был комиссован после тяжелого ранения. Мама - Зулейха Саляхетдиновна познала все тяготы, выпавшие на долю тружеников тыла: трудилась в колхозе, растила детей, достойно встретила с войны раненого мужа, в 1974 году проводила его в последний путь. Сама же ушла в мир иной два года назад.

    Перед нами сидит достойный сын своих родителей. Окладистая черная борода, умные глаза, задумчивое выражение лица, крепкая фигура. Все в нем излучает уверенность, надежность, внутренне спокойствие.

    - Фарит Ханифович, расскажите немного о том, как вы жили до чернобыльских событий.

    -Я отслужил срочную службу в морской авиации в Приморском крае. Призывался из города Балаково Саратовской области. Вернулся из армии в родную деревню. Вскоре встретил хорошую девушку, влюбился, женился. В 1982 году переехали жить в поселок Комсомолец, получили квартиру, стали воспитывать двух детей. Я работал механизатором в совхозе «КамАЗ», жена трудилась рядом.

    Известие о взрыве на Чернобыльской АЭС, конечно, встревожило, как и всех, но жизнь шла своим чередом.

    - Как вы оказались в зоне аварии?

    - 14 мая 1987 года нас вызвали на военные сборы с личными вещами. Нас, это мужчин от 35 до 45 лет, имеющих не более двух детей. С нашего поселка я был призван один. Нас построили, объявили, что наш батальон отправляется в зону Чернобыльской аварии для ликвидации ее последствий. Но на зону мы попали не сразу. Вначале предстояла переподготовка в военных лагерях города Тоцк Оренбургской области. Там я и получил специальность химика-разведчика. В июне в составе своего батальона прибыл непосредственно на место назначения. Нас поселили в палатки по 75 человек в 30 км от АЭС. Сразу предупредили: купаться запрещается, ходить только по свежевыложенному тротуару, местную воду пить нельзя.

    Ежедневно мылись в бане. В одну дверь входишь, сбрасываешь всю одежду; помывшись, выходишь в другую дверь, где уже сложена чистая сменка. Подъем в 6 утра, отбой в 10 вечера. Кормили нас хорошо. Все продовольствие было привозное из госрезерва: килограммовые банки говяжьей тушенки, сухофрукты, овощи, крупы. А вот хлеб пекли там же.

    - Как ваш организм среагировал на радиоактивный воздух? Чувствовался дискомфорт?

    - В первые же дни почувствовали одышку, сухость во рту. Я часто вспоминаю своего друга Фоата из Набережных Челнов.

    Он умер в том же году, когда мы вернулись домой. Я поехал к нему. Постучался. Дверь открыла его жена. Нет, говорит, Фоата, умер неделю назад. Так и не довелось посидеть в мирной обстановке, поговорить, вспомнить о былом. А вспоминать было что.

    - От чего зависел срок службы?

    - От степени облучения. Официально допустимое значение радиации - 25 рентген. Разведчики, с кем мы учились в Тоцке, каждый день проверяли нас на радиоактивность, но не говорили, сколько мы набрали, нельзя было. Набравших заслуженную дозу на работу не возили, переводили на другое место, также хорошо кормили, мыли. Набрав нужное количество отработавших, снабдив их медкартами о степени заражения, отправляли домой.

    - Не доводилось ли вам встретить земляков на зоне?

    -Я уже говорил, что уехал из поселка один. Но на месяц раньше, еще в конце апреля, в Чернобыль откомандировали моего односельчанина Николая Батуева. Так вот, я встретился с ним. Обрадовались, конечно, Николай заезжал на зону 1 раз в неделю с лекарствами, медикаментами, раздавал их ликвидаторам. Мы часто с ним потом пересекались, жаль, что его уже нет в живых. (Николай работал на зоне санитаром, младший сержант). Я сам хоть и получил специальность химика-разведчика, использовать свои знания в этой области мне не довелось. Назначили меня на должность «официанта», так называли тех, кто возил готовую пищу для работающих на зоне. В 10 часов загружали обед и - прямиком на станцию. Там кормили весь батальон в 600 человек, которые с утра уезжали на автобусах и приезжали поздно вечером. Кстати, на первом же построении нам сообщили, что мы - 55 000-я партия командированных в опасную зону.

    - Как изменилась природа вокруг после аварий?

    - Прямо за АЭС рос лес, так вот, он был неестественно рыжего цвета. Птиц не слышно, насекомых не видно. Самые выносливые оказались крысы. По ним с воздуха на вертолете замеряли степень облучения окружающей среды. Врагу не пожелаю того, что пришлось испытать нам.

    - Когда вы вернулись домой?

    - Это было в середине августа. Приехали мы на вокзал. Замерили рентген. По приезду домой мне должны были выплатить доплату. Сумма была не маленькая - 700 р., в кассе таких денег не оказалось. Поехал в военкомат, там быстро разобрались, и я без всяких проволочек получил причитающую мне сумму. На талоны можно было купить, что угодно, кроме водки. Затем стали выдавать наличными, теперь мы получаем их через банк.

    - Встречаетесь ли вы теперь с сослуживцами, участниками ликвидации последствий аварии?

    - Нас становится меньше с каждым днем. Как-то в городе встретил нашего куратора,полковника в отставке Хариса Айнутдинова. Разговорились. Он сказал, что нас, чернобыльцев, было 707 человек. Осталось, может быть, где-то 70. А ведь мужчины еще не старые.

    Вот так за чашкой чая, степенно, не торопясь, рассказал нам свою чернобыльскую историю Фарит Биков. Сейчас он живет в своем доме с сыном Ильдаром и невесткой. Дочь Рамиля живет в поселке совхоза «Татарстан», воспитывает двух детей, Фарит абый навещает их. Каждый день с благодарностью вспоминает свою верную жену Забиру, которая умерла несколько лет назад. Живет он хорошо, ни на что не жалуется. Но часто задается вопросом: почему все -таки произошла эта страшная авария на Чернобыльской АЭС? Кто в этом виноват?

    За участие в ликвидации последствий чернобыльской аварии Фарит Биков награжден юбилейной памятной медалью. Людская благодарность вам, Фарит абый, безгранична. Низкий поклон вам за ваш подвиг, и за то, что вы есть. Спасибо вам.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: